You are viewing medieval_story

Previous Entry | Next Entry

Битва на Синей Воде.

Битва на Синей Воде в 1362 году явилась одним из наиболее значительных событий военно-политической истории Восточной Европы периода средних веков. Ее последствия имели огромное значение для народов, населявших земли нынешней Украины и Беларуси. Однако мало кто из наших современников знает что-либо конкретное об этом сражении.


В летописях содержатся лишь краткие упоминания о битве на Синей Воде. Так, в летописи Красиньского имеется запись: «Коли пак князь великыи Витовт поехал з Литвы до великого Луцка, a князь великыи Олькгирд пошол в поле з литовским воиском и побил татаров на Синеи Воде, убил трех братов, татарьских князеи, Хачебея, Сакутлубуга a Дмитрея. A тыи тры браты, татарские князи, отчичи и дедичи Подолское земли были, a заведали от них отаманы, a приежчаючи у отаманов дань бирали c Подолское земли».

(Летопись Красиньского – условное название рукописной копии сокращенного варианта общегосударственного летописного свода ВКЛ. Она создана во второй половине XVI века. Хранилась в библиотеке графов Красиньских в Варшаве, отсюда название. Опубликована в Полном собрании русских летописей – ПСРЛ (том 35, Москва, 1980)).


В Густынской летописи отмечено: «В лето 6780. Ольгерд победил трех царьков татарских и с ордами их, си есть Котлубаха, Качзея, Дмитра, и оттоли от Подоли изгнал власть татарскую. Сей Ольгерд и иные русские державы в свою власть принял, и Киев под Федором князем взял, и посадил в нем Владимира сына своего, и начал на сими владеть, им же отцы его дань давали».

(Густынская летопись – украинский летописный свод, доведенный до 1597 года. Так названа копия, хранившаяся в Густынском монастыре на Полтавщине. Опубликована в ПСРЛ, том 2 (СПб, 1847)).

Польский историк-хронист Мацей Стрыйковский в своей работе «Хроника Польская, Литовская, Жамойтская и всея Руси» (1582 г.) тоже упомянул о разгроме татарского войска на берегах одного из притоков Южного Буга.

Более детальные сведения можно найти в работах российских и украинских историков Н.М. Карамзина, В.В. Антоновича, М.С. Грушевского. К данной теме обращался один из виднейших исследователей истории Великого княжества Литовского М.К. Любавский, опубликовавший в 1910 году «Очерки истории Литовско-Русского государства до Люблинской унии включительно».

«В Подолии кочевали три орды татары. В 1362 г. Альгерд одержал блистательную победу над тремя татарскими князями Кичибеем, Кутлубугом, Димитреем на берегах речки Синие Воды. Затем проник в Тавриду и разрушил Херсонес, где захватил много сокровищ. Тогда же вся Подолия была присоединена к Великому княжеству Литовскому, а вслед за тем покорилось ему и Киевское княжество без боя». (Цит. по А.К. Киркору. «Живописная Россия». 1882, с. 79)

И все же битва на Синей Воде долгое время находилась в тени других исторических событий. В советский период на эту тему было наложено своего рода «табу». О ней предпочитали не вспоминать. История ВКЛ рассматривалась в те годы исключительно в контексте «борьбы белорусского и украинского народов против польско-литовских феодалов» и «за воссоединение с Россией». Любые попытки отклонения от официального курса отвергались как «антинаучные».

В наши дни интерес ученых к походу князя Альгерда против ордынских татар в 1362 году и битве на Синей Воде усилился. Так, беларуский историк, профессор А.П. Грицкевич в «Энциклопедии ВКЛ» (том 1, с. 223), отметил:

«В битве возле Синих Вод 1362 г. /князь Альгерд/ разбил войска трех татарских ханов. В результате этой победы из-под татарского гнета были освобождены Киевская земля, где князем был посажен Владимир Альгердович, Волынь и Подолия. Украинские земли надолго вошли в состав ВКЛ».

В том же томе энциклопедии кандидат исторических наук Г.М. Саганович, ссылаясь на исследования В.В. Антоновича и Ф.М. Шабульдо, пишет (с. 333):

«Битва была главным событием в наступлении ВКЛ на подчиненные татарам земли юго-западной Руси. В 1362 году великий князь литовский Альгерд, использовав улучшение отношений с Польским королевством и Немецким орденом, выступил против ордынского владычества в междуречье Днепра и Дуная. Войско было собрано в Беларуси и значительно пополнено ополченцами с Волыни и Киевщины. Осенью Альгерд с войском двинулся из Киева в Западную Подолию».

Таким образом, основные события традиционно локализуются в западной части Подолии. Битва же происходила то ли на реке Синюхе близ Тарговицы, то ли на реке Снивода. Расстояние между этими двумя реками составляет около 300 км. До сих пор путь войск ВКЛ и место битвы точно не установлены, не подсчитаны силы противоборствующих сторон.

«Сколько историков пытались реконструировать динамику боевых действий в тот летний день 1362 года на полях у Синих Вод, но каждый в своих поисках попадал в такие сложности, что потом возникала новая версия, не похожая на ту, о которой идет речь». (К. Тарасов, «Память в легендах: Фигуры беларуского прошлого». Минск, 1990, с. 61.)

Исторические названия не всегда совпадают с современными. Мы исходим из того, что Подолия — это территория нынешних Винницкой и Хмельницкой областей Украины. Рассмотрим возможные варианты движения войск Альгерда в Подолию.

Первый вариант приводит большинство историков: из Литвы в Киев, оттуда через Канев, Черкасы и Тарговицу (Ф.М. Шабульдо предполагает, что Тарговицу можно отождествить с Ябу-городом, находившимся в бассейне Южного Буга) – в Дикое поле, к реке Синюхе.

Поход через Овруч и Житомир представляется маловероятным. Путь в этом случае прошел бы через малозаселенные районы, к тому же разоренные татарскими набегами. Альгерд прекрасно понимал, что идти в Дикое поле, не имея возможности пополнять в населенных пунктах запасы провианта для людей и корма для лошадей – значит обречь затеянное предприятие на провал.

Вариант маршрута, предлагаемый нами, таков: из района Новогородка, через нынешнее беларуское Полесье к реке Снивода, в район села Уланово. Если предположить, что войско ВКЛ шло по этому пути, то Киев, Канев и Черкасы исключаются.

Более конкретно, путь самого Альгерда выглядел следующим образом: Вильня – Новогородок (Новогрудок) – Слоним – Пинск – Любартов – Луцк – Уланово.

В Киеве тогда сидел татарский баскак с гарнизоном, а княжил некий Федор, татарский ставленник. Путь через Киев полностью исключал момент внезапности, мог потребовать осады города. Основываясь на ряде косвенных данных, мы полагаем, что Альгерд принял решение идти в Подолию через Волынь, где княжил его брат Любарт. Это был экономически развитый регион, ранее принадлежавший Великому Княжеству Галицкому, со значительным населением, с многочисленными источниками воды и лугами, где можно было пасти лошадей. Кроме того, данный маршрут обеспечивал определенную скрытность передвижения, поскольку исходные районы сосредоточения войск находились на значительном удалении от татарских владений.

Что касается Киева, то Альгерд действительно занял этот город, но – по нашему мнению – не до сражения, а после него.

К середине августа в приграничных с Волынью районах Литвы собрались практически все хоругви ВКЛ. Сбор войск, вне всяких сомнений, происходил в условиях секретности, ибо это условие Альгерд всегда соблюдал неукоснительно. В конце августа в Любартове войска стояли уже в полной готовности, но среди них еще не было самого Альгерда.

Великий князь вышел из Вильни в середине августа с хорошо обученным конным войском численностью примерно 5 тысяч всадников, не считая челяди. В землях Новогородка и Пинска к Альгерду могли присоединиться около 15 тысяч воинов и обоз. К ним надо добавить ополченцев с Волыни — от 8 до 10 тысяч человек.

Беларуские ученые (К. Тарасов, С. Панов, И. Гимпель, Г. Малышев) указали на так называемый «Черный шлях». Это один из путей набегов татар на Литву с южного направления. Черный шлях проходил через Подолию около Винницы, через реку Снивода (в районе села Уланов), далее через реку Случь возле Луцка, между Брестом и Пинском.

Мы можем обоснованно предположить, что князь Альгерд использовал для передвижения войск именно татарский Черный шлях. Небольшие расстояния между городами Волыни делали поход менее трудным. 1 сентября 1362 года войско ВКЛ выступило из города Любартов в направлении к реке Снивода, название которой поздние хронисты исказили в более понятное – Синяя Вода. (Любартов (ныне Любар), районный центр в Житомирской области, расположенный на живописной реке Случь. Осенью 2006 года город отметил 680-летие. В 1362 году в Любартове находилась ставка князя Альгерда. Здесь он завершил последние приготовления к схватке с ордынцами.)

Размышляя о выборе места, наилучшим образом подходящего для сражения, великий князь избрал район нынешнего селения Лозна на реке Снивода. Альгерд лично осмотрел так называемую «подкову», образованную изгибом реки, а также обрывистые берега ручья Батижок, впадающего в реку. Этот участок идеально подходил для битвы. Особенности рельефа местности естественным способом усиливали позицию.

Сообщение о сражении в этом месте содержится в Никоновской летописи (1420 г.): «Тогоже лета Литва, взявшая Коршеву, много лиха сотворишеся князь великий литовский Ольгерд Гедиминович Синюю воду и Белобережие повоева».

Татарские ханы, узнав с опозданием от своих лазутчиков о походе войска ВКЛ, со всей поспешностью собрали силы и двинулись навстречу врагу. Они хотели как можно раньше перехватить Альгерда и разгромить его в решительном сражении, чтобы спасти от захвата Подолию – самое ценное свое владение в Правобережной Украине (напомним, что южнее простиралось безлюдное Дикое поле).

Предположительно, татарские орды появились на подступах к Сниводе в середине сентября 1362 года. Украинский ученый, академик Дмитрий Яворницкий (1855-1940), автор ряда статей, посвященных битве на Синей Воде, писал:
«Три хана привели три орды. Каждая орда могла выставить около 30 тыс. воинов и прислугу. Таким образом, литовцам противостояла стотысячная армия. Войско у Ольгерда было меньше». (Цит. по: Л. Багацький. «Мамай. Четыре битвы». 2004.)
Альгерд удачно выбрал место для битвы. В «подкове» реки Снивода имеется поле, ровное как стол, длиной около 4 км и шириной 1-1,5 км. Сейчас его называют Улановым – по названию села за рекой. Река Снивода неглубокая и неширокая, но в районе Уланова поля, слившись с рекой Сальничкой, она образует обширный плес. Низкий берег плеса (со стороны поля) заболочен. Более высокий берег (со стороны села Уланово) крутой и глинистый. Эти особенности берегов сильно затруднили бы атаку татарской конницы в случае ее выхода в тыл литовского войска.
Учитывая возможность прорыва татар в другом месте, великий князь предусмотрел вариант отхода основных сил через брод.

Численность воинов в хоругвях войска ВКЛ составляла в то время до 3000 в конных хоругвях, около 4000 в пеших. На Сниводе у Альгерда было 3 пешие хоругви (до 12 тысяч человек) и 3 конные (около 9 тысяч), итого – около 21 тысячи. Кроме того, под началом другого его сына – известного нам под христианским именем Владимир (это он стал князем Киева), было от 8 до 10 тысяч волынских ополченцев.

Альгерд, как и любой европейский полководец того времени, изучал римскую боевую тактику. Но не всякий военачальник применял ее на поле боя. Альгерд применил. На самом Улановом поле великий князь разместил пять хоругвей. В центре он поставил хоругвь своего сына Андрея, справа от нее хоругви Александра и Федора Кориатовичей (ближайшая к центру была пешей, крайняя – конной). Слева от Андрея находились хоругви двух других Кориатовичей – Юрия и Константина. И здесь та из них, что стояла ближе к центру, была пешей, а крайняя – конной. Эти хоругви выстроились на манер «серпа». Два передних ряда были сомкнуты, тогда как следующие расходились подобно лучам солнца, образуя «коридоры» между хоругвями.

Таким образом, в центре поля встали три пешие хоругви (12 тысяч воинов). Самыми первыми стояли копейщики в тяжелых латах, с копьями, вставленными в лунки. Копьеносцы должны были сдержать атаку татарской конницы. Копья, установленные в земле (в лунках) под углом в 60 градусов, обладали невероятной устойчивостью. Они могли накалывать людей и лошадей, словно жуков иголками. Стена копий была практически непреодолимой для конницы.

За ними на удалении 30-40 метров находились несколько рядов арбалетчиков. Каждого стрелка обслуживали 3-4 человека, помогавшие перезаряжать оружие и укрывавшие стрелков щитами от вражеских стрел. Они тоже были в доспехах. Наконец, в 40-50 метрах за арбалетчиками стояли воины в кольчугах, вооруженные тяжелыми двуручными мечами. Пехоте было приказано сражаться, не сходя с места. Любое резкое движение грозило разрушением строя, и татарская конница могла воспользоваться этим моментом для прорыва. Кроме того, позади пехотинцев литвины поставили несколько метательных машин, стрелявших дротиками, тяжелыми болтами и булыжниками. Дротики выпускались залпом, кучно поражая конницу противника (один наконечник такого дротика нашли на берегу Сниводы школьники из села Вороновцы, сейчас он находится в музее Н. Дороша). Фланги пехоты прикрывали хоругви легкой конницы, одна слева, другая справа.

Войско ополченцев с Волыни (8-10 тысяч человек), под командованием своего сына Владимира, Альгерд разместил еще дальше за левым флангом. Это ровное поле между нынешними селами Лозна и Вороновцы, посреди которого протекает ручей Батижок. Ныне его называют Владимировым полем.

Здесь ополченцы, растянувшись вдоль ручья, создали сплошную линию обороны. Воины стояли в 12-16 рядов на манер македонской фаланги. В первых двух рядах у них были копья длиной два метра, в следующих двух – четырехметровые, в пятом и шестом ряду – шестиметровые. Эти копья, вкопанные тупыми концами в лунки, все вместе образовали непреодолимую стальную щетину. В остальных 6-10 рядах люди были вооружены по разному, в том числе луками со стрелами. При таком построении каждый воин, защищенный доспехами от стрел, мог успешно действовать копьем, даже не имея серьезной боевой выучки.

Главная задача ополченцев князя Владимира состояла в том, чтобы не дать татарам совершить обходной маневр с левого фланга, где местность позволяла это сделать, и выйти в тыл главным силам Альгерда. В ходе битвы татары действительно попытались ударить в левый фланг. Великий князь, опасаясь за левый фланг, усилил ополчение конным отрядом отборных воинов из своей личной дружины.

В обширной густой роще, расположенной слева от Владимирова поля, Альгерд устроил засаду. Объединенные конные хоругви пинского князя Патрикея Наримунтовича и заславского князя Михаила Евнутовича (всего до 6 тысяч всадников), в решающий момент сражения должны были рассечь главные силы татар и тем самым решить исход боя. Такую же тактику через 18 лет применили на Куликовом поле сыновья Альгерда – Андрей и Дмитрий.

Свою ставку великий князь расположил слева и позади рощи с засадным отрядом, на высоком холме, известном сейчас под названием «Княжья гора». С его вершины Альгерд мог видеть расположение своих войск на обоих участках и своевременно вмешиваться в ход сражения. При нем находилась группа конных воинов из его личной дружины. В случае возникновения непосредственной угрозы своей безопасности князь мог быстро покинуть холм и удалиться.

Вот как описала построение войска ВКЛ в своей книге «Альгердава дзіда» беларуская писательница Ольга Ипатова:
«Этот мешок паны-рада называли «подковой». Войска, разделенные на хоругви, должны были стоять таким образом, чтобы фланги далеко выдвигались вперед, а основные силы находились в центре дуги.

Начальные концы подковы занимали Кариатовичи, как самые опытные воины. Федор, который получил Гомель, должен был стоять на самом опасном правом фланге вместе с братом Александром, на левом – Константин и Юрий. Сын же Андрей, который недавно получил в удел Трубчевск, стал рядом с маршалком, в центре. Здесь же были установлены метательные машины (куши), которые закидают татар камнями и железными болтами. Такие болты пробивали толстую шкуру татарских кафтанов, легко, как нож сквозь масло, пробивали голову даже через кожаную шапку. Конными отрядами командовали пинский князь Петрикий Наримонтович и заславский — Михаил Евнутович, оба отличные наездники и храбрые воины.
Особенно беспокоило Альгерда место возле ручья Батижок, что впадал в Сниводу. В вещем сне он видел, как наливалась кровью вена на его левой руке, и она совпадала с хоругвей, которую должен возглавлять его сын Владимир, князь киевский. Здесь будут большие потери и поэтому, несмотря на протест Владимира, он дал ему еще и отряд из своей личной охраны».

Подготовка к сражению заняла примерно 15 дней. Небольшой сторожевой татарский отряд, находившийся в Хмельнике, в боевые действия не вступал. Его командир послал лишь гонцов к Перекопу сообщить о том, что литвины готовятся к битве на Сниводе.

Татарская конница двигалась с нескольких направлений: Крымская орда и Перекопская орда из Приазовья, а Ямбалуцкая орда (хан Димитрей) шла с низовий Дуная. Войска ханов Кутлубуга и Качубея миновали Христиновку, Дашев, Ильинцы, прошли Калиновку, идя к Глинску. Напоив лошадей, татары устроили в районе Глинска ночной бивак, где готовились к сражению. Глинск находился в одном переходе от места битвы, что исключало внезапное нападение, кроме того, там протекала река Пустолова, где можно было поить лошадей.
Сколько воинов могла выставить одна орда? По расчетам историков, в ней обычно было до 8-10 тысяч конников. В итоге получается 25-30 тысяч. Вряд ли был прав Д.И. Яворницкий, писавший о 100-тысячном войске татар.

Если учесть время выступления Альгерда в поход и среднюю скорость передвижения конного воина (с учетом отдыха) выходит, что татары подошли в середине сентября: 15-16 числа.
В день пресвятой Богородицы стояла солнечная, ясная погода. Восход солнца, согласно календарю, в тот день начался в 6 часов 34 минуты.

Утром вдалеке, со стороны Глинска и Хмельника, стали сгущаться тучи пыли. Затем послышалось ржание десятков тысяч коней. Вскоре появились ханы Качубей, Кутлубуг и Димитр с войсками и свитами. Они увидели в середине поля литвинских воинов в доспехах с копьями (фалангу), а на крыльях – конницу. В самом центре расположения войск трепетал стяг великого князя.

Князь Владимир на левом фланге первым принял бой. На его ополченцев обрушилась орда хана Качубея. Но русины стояли насмерть. Татарской коннице не удалось преодолеть каменистые берега Батижка. Построение литвинских хоругвей «подковой» на Улановом поле не позволило татарам нанести сильный удар во фланг и зайти в тыл. Ханам Кутлубугу и Димитру пришлось начать атаку по линии фронта. Постепенно в бой вступили все хоругви.
Альгерд в течение нескольких часов принимал сообщения: «Владимир принял бой», «Владимир держится», «хан Кутлубуг пошел в атаку», «хан Димитр тоже послал вперед своих конников»... На глазах таяли ряды копьеносцев. Пора вводить в бой засадные полки. Великий князь скомандовал: «Конницу – вперед!».

Всадники князей Патрикея и Михаила вылетели из леса и сбоку врубились в самую гущу татарского войска, разрезая его надвое. Одновременно пошли в атаку конные хоругви Кориатовичей. Татары не выдержали двойного удара и обратились в бегство. Впрочем, пешим бежать было некуда. Они бросали оружие и сдавались в плен. Конные в беспорядке ускакали в степь. За ними погнались литвинские конники. Когда они скрылись за горизонтом, великий князь скомандовал «отбой!»

И тут тысячеголосое «Виват!» прозвучало со всех сторон огромного поля: «Виват!»…«Виват!»… «Виват!»… Радость охватила воинов. Конница не слышала этого громогласного хора. В последующие дни конные отряды литвинов перешли Днестр и достигли устья Дуная, прочно закрепив свою победу.

Мацей Стрыйковский писал: «После этой битвы литва и русины собрали несколько десятков стад татарских коней и верблюдов…».

Пешие воины, уставшие после боя, но окрыленные победой, шли к реке и к ручью, омывать раны, утолять жажду. Здесь же литвины и русины обнимались, радуясь своей победе. Каменистое дно речки хранит память об этих событиях вот уже 650 лет. А свеча, зажженная князем Альгердом на Княжей горе у стопы иконы Божьей матери, не гаснет по сей день.
Историческое значение этой битвы трудно переоценить. Ордынцы впервые потерпели столь сокрушительное поражение. Земли в междуречье Дона и Днепра вышли из-под их подчинения. Киев татары оставили без боя, и Альгерд действительно посадил там своего сына Владимира, однако после битвы, а не до нее.

Под властью ВКЛ оказалась огромная территория, населенная славянами (Киевщина, вся Волынь и все Подолье). Образовавшееся на обломках Золотой Орды Крымское ханство на некоторое время стало данником и союзником великого литовского князя. Трое братьев Кориатовичей из четырех стали наместниками великого князя в Подольской земле, чтобы «боронить» ее от татар. Каждый построил для себя резиденцию. Ими стали города Смотрич, Бакота и Каменец-Подольский.

В сражении многие воины получили ранения и увечья. Братья-Кориатовичи, став наместниками в Подолии, раздавали им отвоеванные земли. Следуя Сецинскому, мы вправе считать, что селение Лозна основали после 1362 года участники битвы на Синей Воде. Дореволюционный ученый-археолог Ефимий Сицинский писал, что жители села Лозна – выходцы из Белой Церкви. Вероятно, эти воины основали и другие близлежащие селения. В «Трудах ХI Археологического съезда в Киеве» (1901 г.) было опубликовано интересное сообщение Сицинского: «…В Вороновцах на реке Снивода есть два распаханных кургана, один в Терешполе на Черном шляху, один в нынешней Лозне близ Черного шляха. Татары отступали по Черному шляху и несли громадные потери».

Имя великого предка князя Альгерда должно быть оценено по достоинству и внесено в списки великих людей. Надо помнить и о воинах, павших в сражении.
Цитата сообщения Владимир_ГринчувПрочитать целикомВ свой цитатник или сообщество!
Битва на Синей Воде

Profile

1
medieval_story
Средневековая Европа

Latest Month

June 2014
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     
Powered by LiveJournal.com